Экс-уполномоченный по защите
прав предпринимателей
в Курской области
+7-952-494-87-78
+7-951-333-00-23
kroosp@mail.ru
Экс-уполномоченный по защите
прав предпринимателей
в Курской области
+7-952-494-87-78
+7-951-333-00-23
kroosp@mail.ru

Александр Хуруджи про СИЗО, сторожей и 210 статью УК

7 августа 2019

Общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей Александр Хуруджи делится опытом пребывания в СИЗО, а также своим видением применения ст. 210 УК РФ («Организация преступного сообщества или участие в нем») в отношении бизнесменов.

— Что было самым сложным в СИЗО?

— Для меня была пытка телевизором. Я – человек, который не смотрит телевизор ни в каком виде, кроме «Формулы-1».

 — А там что? Первый, второй канал? НТВ? ТНТ?

— Слава богу, не ТНТ. ТНТ смотрят в основном в камерах, где 228 сидит («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов» – прим. Dolgi.ru). У меня была такая история: шел биатлон, в 4-й или 5-й раз Шипулин промазал, ребята переживали, что он выстрелит куда-то не туда, упадет. Я говорю: «Давайте смотреть там, где наши постоянно побеждают». А биатлон каждый день, думаю, когда же он закончится…

Но один раз включил фильм, который никогда не видел – «Эти глаза напротив», про Ободзинского. И посмотрел его вместе со всеми, все равно делать нечего, а мне нужно было переключиться. Благодаря тому, что этот фильм повторяли, мы вылечили одного человека, который попал в камеру. Смысл очень простой: человек был звездой и потом упал на дно, как говорится, ушел в сторожа. И он вполне счастлив.

Доставляют в камеру предпринимателя, администрация просит: «Александр, с ним возможны проблемы, мало ли что он себе придумает. Пожалуйста, адаптируй его». Я говорю, что я же не специалист, не психолог. Он администрации импонирует: видно, что не жулик, реально нормальный. Просто попал в такую ситуацию, человек уже в возрасте. И мы смотрим как раз этот фильм, а он говорит: «Я не смотрю фильмы», я ему: «Я такой же, тоже не смотрю». И он потом говорит: «Александр, ты говорил, у тебя база отдыха есть. А можно, если меня посадят и много лет дадут, я к тебе приду на базу отдыха сторожем?». Я сказал, можно. Он тогда успокоился, начал спать, ему стало лучше. Я выхожу, узнаю, что эту базу отдыха «отмели». Если до этого я к рейдерам относился спокойно, то когда представил, что еще и базу отдыха, на которой я пообещал человеку работу отобрали… Решил – пойду и отобью!

— Судьба этого человека известна?

— Да, он там сидит до сих пор.

— Закономерный вопрос: СМИ и медиаосвещение помогают вам?

— 80% успеха – это общественное внимание, куда и СМИ входят. Еще 10% – юридическая составляющая. И 10% – так называемый административный ресурс: письма поддержки, которые пишут депутаты, уважаемые люди. Если мы сложим все это, получится формула успеха.

— Вернемся к разговору о 210-й статье. Внесли законопроект, по которому предпринимателей предлагают вывести из-под организации преступного сообщества. Меня в этой истории смущает логика: если ты предприниматель, то точно не можешь быть членом ОПГ, а уж тем более – организатором. В обывательском смысле это так прочитывается.

— Там есть одна проблема, которая звучит примерно следующим образом: «устойчивые связи с целью совершения ряда преступлений» и так далее. И была фраза про «структурированные». Дело в том, что структурированными связями должна обладать любая коммерческая структура, она не может существовать в виде бизнеса, а не ремесла.

Если вы научились хорошо печь пирожки и даже успешно сами делаете это, вы не бизнесмен, вы ремесленник. Даже если ваши пирожки знает весь мир. Чем отличается бизнес? Это мое мнение, моя формулировка – бизнес от ремесла принципиально отличается следующим: вы бизнес можете передать по наследству, продать, а ремесло работает, пока вы в нем. Ремесленникам существующая система угрозы уголовного преследования пока не представляет. Потому что человек не хочет работать, он хочет забрать, поделить, куда-то перераспределить. В теории глупости, которая разделяет людей на умников, бандитов, дураков и глупцов, это как раз бандиты. Если бы мир состоял из одних бандитов, тоже ничего страшного не было бы, происходил бы передел.

Поэтому по 210-й прописали про «структурировано». Соответственно, появилась возможность использовать. Раз-другой попробовали – вроде проходит. И это проявилось в «деле белгородских энергетиков». Это она из лучших компаний в стране, которая научилась оптимизировать процессы, взяв на аутсорсинг очень большое количество направлений в рамках реформы электроэнергетики. То есть идея Чубайса была изначально верна: давайте отдадим на аутсорс, они это делают эффективнее. И черная дыра под названием РАО «ЕЭС России» станет более эффективной. Вроде как заживем. И отдельные блоки действительно начали работать. Вот этот отдельный блок, который всем показывали по телевизору и говорили «Вот он!», и была белгородская компания. Дальше – уголовное преследование, Следственный комитет и 210 статья. И вот это структурированное качество компании. Спрашивают:

 — Вы отвечали за финансы?

— Да отвечал.

— А вы были членом Совета директоров?

— Да, был членом Совета директоров.

— То есть вы друг друга знаете?

— Да.

— Вы вот здесь на фотографиях вместе?

— Да, конечно, мы на фотографиях вместе, это нормально.

— А вы здесь что делаете?

— А это тренинги.

— Ага, то есть заранее подготовились…В каком году? В 2002-м. Значит, долгосрочный характер… Понятно.

Можно перевести все, что мы с вами сделали, на их язык. Например, вы с тещей возвращаетесь, она говорит: «Возьми песочку, надо подсыпать…». Ты думаешь, чего с ней спорить. Выходишь, берешь немного песка. А с тобой еще жена. Значит, один будет подстрекателем, другой – водителем… Вам распишут роли . Вы объединились в преступную группу и с вас можно легко лепить 2 преступления. С любого человека можно, но предприниматель в силу своей специфики и изменений законодательства постоянно находится в группе риска. Поэтому мы предложили 210-ю статью ограничить в использовании, когда она вытекает из экономических случаев. То есть если сначала возбуждают 165, 159 – вообще 22 главу, а потом вдруг по совокупности дело перетекает в 210-ю, в этом случае просто нужно поставить запрет и точка.

— Но есть же случаи, когда действительно так и есть?

— Да, есть. А давайте представим себе два риска, какой выше. В таких случаях, как с Пшеничным, Евдокимовым, выше риск, что кто-то когда-то скроется или что сотни людей, которые, узнав об этом, убегут из страны? Надо всегда взвешивать все за и против.

Когда того же Майкла Калви задерживали, все понимали риски и должны были оценивать, во сколько это обойдется бюджету Российской Федерации, экономике страны в целом и инвестиционному климату, который таким трудом создавался.  

Источник: http://dolgi.ru/news/6318

Заказать обратный звонок