Приветствую Вас на официальном сайте Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Курской области!

 

Главная цель нашей структуры – помочь бизнесу решить те задачи, которые перед ним ставит не только президент и российское правительство, но и само время: повышение производительности труда в 1,5 раза к 2018 году, создание 25 миллионов новых высокотехнологичных рабочих мест.

Казарин
Владимир Павлович

Фото-альбом

«Победить — задача нереальная»

Бизнес-омбудсмен, лидер «Партии Роста» Борис Титов — о выборах президента России.

В мае «Партия Роста» проведет общий съезд, на котором решит, будет ли она выдвигать кандидата на выборы президента РФ, которые пройдут в марте 2018 года. Пока председатель партии, бизнес-омбудсмен Борис Титов ездит в регионы, встречается с губернаторами и местными партийцами. Сегодня, 24 марта, он уже пообщался со свердловским губернатором Евгением Куйвашевым, а позже проведет совещание с главами уральских отделений «Партии Роста». В интервью Znak.com Титов рассказал о президентской кампании, а также о возможной реформе партии.

«Бизнес не всегда поддерживает то, что предлагают власти»

— Три дня назад вы встречались с бизнес-сообществом и губернатором Краснодарского края, сегодня вы работаете в Свердловской области с Евгением Куйвашевым и местными партийцами. Это политические поездки?

— Прежде всего я приехал сюда как уполномоченный по правам предпринимателей. Мы участвуем в конференции четырех округов, которую проводит прокуратура. Совещание по теме, которую мы еще в 2015 году подняли, — по неоплате федеральных и региональных госконтрактов. С тех пор прокуратура активно этим занимается, больше 40 млрд рублей долгов возвращено бизнесу, но общая сумма осталась в районе 30 млрд рублей. Старые долги гасят, новые растут. Но ведь сейчас, когда кризис, с бизнеса никто не снимает обязанности платить зарплату и налоги — под угрозой уголовного преследования. При этом есть огромная кредиторская задолженность со стороны бюджета, но это никого не волнует. Не платишь — все равно уголовное дело. Мы занимаемся этой проблемой.

Но и партийная повестка остается. Мы в Екатеринбурге проводим окружное совещание уральских руководителей партии. Мы переформатируемся, перестраиваемся, у нас период осознания того, что с нами было (на выборах в Госдуму 2016 года партия получила 1,21% по спискам — прим. Znak.com). Главный вопрос в том, что мы хотим идти по самому тяжелому пути и создавать реальную партию. У нас партии, вне зависимости от их позиции, часто работают только на выборах. Это несколько игрушечный вариант политической системы. Мы все-таки хотим делать реальную партию, строить партию снизу, начиная со своего двора, со своего подъезда.

— И в чем заключается переформатирование?

— Мы создаем общественную организацию «Люди Роста». Это не партийный проект, это сетевое сообщество. И партия — лишь один из проектов этого сообщества. Как оно формализуется? Никак. Путем открытия криптокошельков. Мы активно используем новые технологии, блокчейн, криптовалюты. И у нас будет собственная криптовалюта под названием Upcoin. Это не обменная финансовая единица, а больше внутренняя система учета мнения людей.

Upcoin дает нам новые возможности. Это и внутреннее голосование, которое можно хоть по двадцать восемь раз в день делать, оно занимает десять минут, и подделать его никак невозможно. Это абсолютная демократия, и такое уже предложили на федеральном уровне. Это также возможности для бизнеса. С ее помощью можно собирать средства под проекты, апробировать проекты внутри сообщества, делать совместные b2b проекты.

Новое сообщество, которое строится не по вертикальному принципу, а по принципу интереса людей друг другу. И оно дает возможность реальной демократии, а не искусственной, как это часто бывает. В Москве мы уже это делаем. Но на региональном уровне пока не все понимают, что это такое и как это делать. Сейчас будем объяснять.

— А в выборах вы будете участвовать?

— Будем, партия остается. Пока у нас нет каких-то серьезных заявлений по этому поводу, но мы переформатируем региональные отделения, укрепляем их. У нас достаточно сильное отделение в Челябинской области, подрастает свердловское отделение. Но его нужно укреплять, мы свой ресурс не реализовали. Сегодня в Екатеринбурге мы будем встречаться, обсуждать, как усиливаться, какие новые люди войдут в руководство партии.

— В Москве вы уже занимаетесь муниципальными выборами, но в регионах кампаний нет. У нас в сентябре выборы губернатора Свердловской области, вы готовы выставить своего кандидата?

— Честно говоря, пока не готов сказать, что мы готовы выставить альтернативного кандидата. В Свердловской области мы пока недостаточно сильны, надо это признать. А кого мы будем поддерживать — зависит от того, какие кандидаты выдвинут какие программы поддержки нашего бизнес-сообщества, «людей Роста».

Вообще, сегодня мы со свердловской администрацией активно работаем и пока видим позитивные моменты. Федеральная налоговая служба (ФНС) для нас специально ведет учет роста высокопроизводительных рабочих мест, и в Екатеринбурге и Свердловской области их становится больше — за четыре года прибавка больше чем 103 тысячи мест. И, несмотря на кризис, на фоне других регионов Свердловская область выглядит неплохо. Сегодня будем встречаться с бизнесом, поймем их отношение. И исходя из этого будем вырабатывать свою позицию.

— Вы говорите о партии предпринимателей, но предприниматели, которые хотели бы долго заниматься бизнесом, давно вступили в «Единую Россию», сейчас успешно от нее избираются в думы, в парламент, отстаивают свои интересы. Зачем им еще одна партия?

— «Единая Россия» — это партия «всех» и, прежде всего, партия причастности к власти. Но не всегда партия власти и правительство эффективно выстраивают программы поддержки бизнеса. Сейчас мы представили свою программу «Стратегия Роста» — и премьер-министр, и президент ее видели — и она в корне отличается от того, что сейчас делает правительство и Центробанк. По основным макроэкономическим целям, задачам и методам. Она направлена на умеренно-мягкую кредитно-денежную политику, снижение ключевой ставки, низкий курс рубля. Бизнес не всегда поддерживает то, что предлагают власти.

Конечно, бизнес всегда должен быть в контакте с властью, работать с ней, выстраивать диалог. Это идеология бизнеса. Тем не менее сегодня бизнес средний и малый — и даже ряд крупных компаний — поддерживают наши программы.

«Сейчас перед Россией стоит угроза скатиться обратно в Советский Союз»

— После выборов в Госдуму вы говорили, что не успели донести свои идеи до предпринимателей, потому что не хватило времени. У нас через год выборы президента, если идти на эти выборы, то начинать кампанию нужно сейчас. Вот, Алексей Навальный начал — ездит, открывает штабы. У вас региональные отделения уже есть, но кампании нет. Вы готовы что-то делать?

— Мы будем принимать решение в мае. Бизнес всегда рационален, выстраивает задачи исходя из целей, которые мы ставим перед собой, и сколько это будет стоить. Цель участвовать в президентской кампании может быть одна: побольше рассказать о своей программе.

— А победить?

— Победить... Мы прекрасно понимаем, что это задача нереальная. Но даже в этой ситуации мы не можем выступать просто «статистами»: мы должны потратиться на программу, объехать всю страну, со всеми встречаться, создать агитационную сеть, делать наружную рекламу, выступать в СМИ. По опыту, это стоит не один миллион долларов. Даже подписи собрать — это сколько стоит денег. И аппарат партии стоит денег, это же всё за наш счет.

Поэтому решать вопрос о президентских выборах мы будем из двух позиций: насколько для нас важна цель, есть ли у нас ресурс, чтобы ее реализовать. Если говорить о кампании Навального — краудфандингом можно собрать несколько миллионов рублей, и мы этим занимаемся. Но это все-таки не те ресурсы, которые должны быть для президентской кампании.

— Если «Партия Роста» будет участвовать в президентских выборах, то про что? Навальный борется с коррупцией, а вы с чем пойдете?

— Главное, о чем мы сегодня говорим, сейчас перед Россией стоит угроза скатиться обратно в Советский Союз. Прежде всего, из-за экономики. Нефти больше нет по высоким ценам, доходы страны сократились, и возникает вопрос: на чем мы будем зарабатывать? Есть два пути: или мы будем развиваться как рыночная экономика, развивать новые отрасли, сектора и проекты именно частного бизнеса, или возводим барьеры и закрываемся от всего мира. И мы должны выбрать рыночную экономику.

В этом плане мы идем как экономическая партия. Наш план включает в себя и налоги, и денежно-кредитную политику, макроэкономическую политику, которая бы стимулировала экономический рост, а не сдерживала его. Весь мир точку бифуркации прошел в 2008–2009 году. У всех была возможность сжаться, но и США, и Европа, и Япония приняли программы количественного смягчения (QE, монетарная политика, используемая центральными банками для стимулирования национальных экономик — прим. Znak.com).

Наши якобы либеральные оппоненты — [бывший министр финансов РФ Алексей] Кудрин и компания — считают, что надо вести жесткую денежно-кредитную политику, сжиматься и ждать. Потому что для развития нет ни ресурсов, ни денег, ничего. Мы считаем, что мы, как и весь мир, должны продумать программу, как стимулировать развитие экономики — «количественное смягчение» в российском варианте. Мы ради этой программы и создавали партию, потому что работы внутри существующей системы не хватало — ни института уполномоченного, ни других механизмов. Поэтому и приняли решение создать партию, чтобы изнутри «облаивать караван».

— А в чем конкретно вы видите российский вариант «количественного смягчения»?

— В каждой стране программа выглядела по-разному. В США на это потратили $787 млрд, в Европе это было больше триллиона евро, в Японии — больше $300 млрд. Америка шла в основном по пути выкупа закладных ипотечных облигаций, стимулировала стройку, как они это любят. Европа выкупала суверенные бонды стран, которые снимали проблемы бюджета и давали возможность инвестировать в экономику.

У нас должна быть правильная денежно-кредитная политика, снижение налогов, стимулирование нового производства, ограниченные программы по стимулированию спроса: ипотека, помощь малообеспеченным слоям населения для покупки еды и лекарств. Всё это дает толчок экономике, она начинает вертеться, «выбегает» из кризиса. Наша программа должна быть намного меньше, чем в других странах — 2,2 трлн рублей, это в десять раз меньше, чем в США. Но сидеть и ждать бесперспективно. Все другие предлагают сидеть и ничего не делать, но риски от этого намного выше, чем от реализации этой программы.

«Люди не предъявляют запрос на политические изменения»

— Когда вы шли с партией в Госдуму, вы говорили, что хотите продвигать там какие-то проекты. Но большинству «Единой России» наплевать на проекты оппозиции — все партии выступили против снятия налогов с олигархов, попавших под санкции, это никому не помешало. Чтобы продвигать идеи, нужна реальная власть. Как можно идти на выборы не для того, чтобы побеждать, что это даст?

— Мы исходим из реальной поддержки президента, которая сейчас больше 80%. Мы президента поддерживаем во многих аспектах внешней политики — Крым наш, это мы всегда заявляли, и политика последних лет — это очень сильная политика. Она, конечно, стоит определенных денег, но те затраты, которые мы несем там, и потери от неэффективной внутренней политики несравнимы. На втором мы теряем сегодня намного больше.

В отличие от оппонентов, которые считают, что без институциональных реформ ничего двигаться не будет, мы прагматики. Если изменить экономику, многое начнет меняться. Бизнес может развиваться в разных средах, решения принимаются, исходя из рисков и возможной доходности. Риски в нашей стране огромны — хотя они не выше, чем в 90-е годы. Риски в странах БРИКС — Индии, ЮАР, Китае — они ненамного выше, чем у нас. Не говоря о Бразилии, где риски выше, но тем не менее они растут, потому что доходность большая.

Наша проблема в том, что экономически стало невыгодно заниматься бизнесом. Если раньше в России окупаемость бизнес-проекта за пять-семь лет считалась «на грани», сейчас окупаемость в пять лет — это просто сказка. Сегодня проект, рассчитанный на восемь-десять лет, уже воспринимается как хороший, потому что и налоги выросли, и тарифы за десять лет на 400% выросли с учетом инфляции. Это и огромные процентные ставки по кредитам, которые связаны и с политикой центрального банка, который в 2014 году просто уничтожил кредитную систему в стране. Если президент сегодня примет программу экономических реформ, стимулирующих рост экономики, у нас будет расти средний класс, и в результате произойдут демократические и институциональные реформы. На них будет спрос в стране. Со слабым средним классом рассчитывать на быстрые перемены было бы наивно.

— То есть перемены в стране могут произойти только сверху? Зачем тогда строить партию снизу?

— Нет, я, наоборот, считаю, что такие перемены может инициировать только средний класс. Нельзя навязать обществу ни социально-экономическую формацию, ни политический строй сверху, если он не соответствует интересам общества. Такое бывает, но очень редко.

Сегодня у нас очень слабый средний класс. Поэтому сначала нужно развивать средний класс, а это можно сделать только через экономические реформы и создание локальных сообществ. Сегодня люди практически не предъявляют запрос на политические изменения, они заняты локальными вопросами: домом, семьей, они хотят там развиваться. Их надо растить к тому, чтобы понимание внутренних проблем постепенно привело их к понимаю и участию в решении проблем страны.

Сейчас политическая надстройка оторвалась от психологии людей «снизу». Страна должна созреть, чтобы в ней происходили нормальные, эволюционные изменения, без революций и катаклизмов. И мы пытаемся объединять людей.

— Через какое время «Партия Роста» окупится с точки зрения вложенных ресурсов и полученного в итоге политического влияния?

— Мы прагматики, мы не можем строить планы без учета внешней среды. Если экономическую программу примем, мы можем стать одной из самых сильных групп в обществе. Если нет — то, наверное, коммунисты будут наращивать своё присутствие в политическом пространстве. Это зависит от очень многих нюансов изменения внешней среды. Но мы все равно пытаемся вырастить сообщество снизу, не отказываясь от участия в политической борьбе на уровне выборов. К следующим федеральным выборам мы должны стать парламентской партией абсолютно точно, мы ставим перед собой такие задачи. Мы должны сформировать силу, которая станет одной из двух-трех решающих сил в обществе. Пока мы очень слабы, но если средний класс будет расти, то не только он будет голосовать за новую партию, но и те люди, которые будут видеть наш прагматичный рациональный подход.

— Если «Партия Роста» все же начнет президентскую кампанию, лично вы будете готовы баллотироваться? И как это согласуется с ролью уполномоченного при действующем президенте?

— Уполномоченный при президенте — это отдельный госорган, я ведь не член администрации президента. Я прежде всего предприниматель, меня делегировало сообщество в это совместное с властью предприятие, чтобы решить проблемы, которые важны и для президента, и для нас. Если я посчитаю, что мне нужно идти на выборы, и если меня делегирует на это партия, то я буду рассматривать эту возможность без учета того, что я внутри системы. Но решение в любом случае будет принято в тот момент, в мае.

С другой стороны, в нашей партии достаточно много хороших, интересных кандидатов. Поэтому у нас есть варианты, либо вообще никого не выдвигать, либо меня, либо кого-то еще — если мы посчитаем, что у кого-то больше шансов как у политика. Я, честно говоря, в душе не политик. Я здесь по идеологическим соображениям, но не очень хорош с точки зрения технологий и публичности. Поэтому мы можем выбрать и другого кандидата. 

Адрес: 305000, г. Курск, ул. Радищева, д.24,

административное здание, 3 этаж, офис №1
Телефон/факс: 8 (4712) 70-15-34
                    8 952 494-87-78
E-mail: kursk.ombudsmanbiz@mail.ru