Уполномоченный по защите
прав предпринимателей
в Курской области
+7(4712) 70-15-34
+7-952-494-87-78
kursk.ombudsman@rkursk.ru
Уполномоченный по защите
прав предпринимателей
в Курской области
+7(4712) 70-15-34
+7-952-494-87-78
kursk.ombudsman@rkursk.ru

Президент предложил смягчить «предпринимательские» статьи в УК

26 ноября 2018

Владимир Путин внес в Госдуму проект поправок к Уголовному кодексу (УК), призванных смягчить преследование бизнеса силовиками по так называемым предпринимательским статьям. Изменения позволят прекращать уголовные дела, в первую очередь, по нескольким составам мошенничества, в случае возмещения обвиняемым ущерба от его действий. Поправки к Уголовно-процессуальному кодексу (УПК) потребуют от оперативников искать серьезные основания для того, чтобы изымать электронные носители информации. Но в Госдуме сетуют, что в проекте нет значимых послаблений по «самой одиозной» в бизнес-среде формулировке обвинения — «мошенничество в особо крупном размере», а силовики уже видят пути обхода вводимых в УПК ограничений.

Проект поправок был внесен в Госдуму Владимиром Путиным 24 ноября. Первое важное изменение, которое предлагается депутатам,— изменение статьи 76.1 УК РФ. Поправка должна будет регламентировать прекращение уголовных дел за полным возмещением вреда обвиняемыми. К уже значащимся в этой статье налоговым преступлениям глава государства предлагает добавить значительную часть «мошеннических» составов, появившихся в УК РФ в 2012 году. Речь идет о самых мягких составах статей 159.1–159.6, устанавливающих ответственность за кредитное и страховое мошенничество, а также махинации с использованием электронных платежных систем и компьютерной информации. Изменения коснутся и ответственности за мошенничество в сфере предпринимательства, сейчас описанной в ч. 5–7 ст. 159 УК РФ. Кроме того, под смягчение попадают самые мягкие случаи растраты (ч. 1 ст. 160 УК) и причинения имущественного ущерба путем обмана (ч. 1 ст. 165 УК). После вступления поправок в силу можно будет избежать преследования, возместив ущерб от нарушения авторских и патентных прав (ч. 1 ст. 146 и ч. 1 ст. 147 УК РФ). Также поправки предполагают освобождение от уголовного преследования руководителей, которые впервые допустили невыплату зарплат, но погасили все долги в течение двух месяцев с момента возбуждения уголовного дела (ст. 145 УК).

В пояснительной записке указано, что проект направлен на «формирование благоприятного делового климата в стране», «создание гарантий защиты предпринимателей от необоснованного уголовного преследования» и «сокращение рисков» для бизнеса.

О необходимости смягчения «мошеннических» статей УК РФ неоднократно заявляло бизнес-сообщество. К примеру, в феврале 2018 года участники «Уголовного форума», который проводил в Ростове-на-Дону бизнес-омбудсмен Борис Титов, жестко критиковали «возбуждение тысяч уголовных дел» по фактам мошенничества и связанных с ними доследственных проверок. В принятой по итогам форума хартии авторы требовали «полной переработки» мошеннических статей УК РФ и введения принципа «за экономические преступления — экономическая ответственность».

Эти просьбы нашли далеко не полную реализацию, констатируют в Госдуме. «Во втором чтении мы обязательно попробуем внести в смягчаемый перечень самую одиозную формулировку обвинения — мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ.— “Ъ”). По ней сейчас в тюрьмах тысячи невиновных людей, и амнистия для них уже давно назрела»,— сказал “Ъ” член комитета по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов. «За те преступления, о которых идет речь в поправках, и так мало кого сажают»,— сказал “Ъ” собеседник в правоохранительных органах. В громких «экономических» делах чаще всего фигурируют не смягчаемые поправками статьи, а остающаяся почти без изменений ч. 4 ст. 159 УК.

Второе серьезное изменение вносится в ст. 164.1 УПК — ужесточение требований к изъятию силовиками во время оперативных мероприятий электронных носителей информации. Изменения предполагают запрет на такие действия, если у пришедших в фирму правоохранителей отсутствует решение суда об изъятии этих материалов или постановление о назначении судебной экспертизы по ним. Еще одно основание забрать технику — риск ее использования для продолжения криминальной деятельности, наличие информации, которую владелец не имеет права хранить, или «заявление эксперта», что носители необходимо изъять. В последнем пункте опрошенные “Ъ” представители правоохранительных органов видят «дыру, которая компенсирует все остальные сложности».

В России нет четкого законодательства об экспертной деятельности, поэтому заявить о том, что серверы или ноутбуки надо забрать, может простой сотрудник из полицейского центра спецмероприятий. Это просто на пару строчек расширит протокол об изъятии»,— объяснил один из них.

https://www.kommersant.ru/doc/3811625 

Заказать обратный звонок